Пользовательского поиска



Статистические данные Курс истории Биографии Лит.описание Цитаты Источники Ссылки
Графические источники Документы Портреты Репродукции Фото Карты О сайте
предыдущая главасодержаниеследующая глава

«Священная артель»

Однажды, когда собрались они вместе, Николай предложил: - А что, милые мои, если создать нам артель? Снимем удоб­ную квартиру, будем держать общий стол и продолжать самооб­разование, это и дешевле и приятней для нас во всех отношениях…

Через несколько дней квартира для артели была снята на Средней Мещанской улице. Сделали складчину, приобрели необходимую мебель и посуду, наняли повара. За обедом всегда имелось у артельщиков место для двух гостей, и места эти никогда не пустовали, а вечерами гостей у них собиралось побольше.

Привлекала друзей и товарищей царившая в артели товарищеская непринужденность: можно было здесь за стаканом горячего чая почитать иностранные газеты, которые выписывались артельщиками, или сыграть в шахматы, но более всего соблазняла возможность поговорить без стеснения о заводимых в стране и вызывавших общее негодование аракчеевских порядках, о бессмысленных деспотических действиях двоедушного царя. Либе­рально настроенным молодым людям, на глазах которых только что свершились великие исторические события, невыносима была пустая придворная жизнь, тягостна служба под начальством бездарных и жестоких парадиров. Тем для разговоров было много. И споры в артели день ото дня становились все горячей.

... Навсегда остались в памяти Николая Муравьева артельные зимние вечера. А в артельной гостиной тепло и необыкновенно уютно.

Якушкин, расхаживая по комнате, говорит взволнованно:

- Существующие у нас рабство и аракчеевские порядки не совместимы с духом времени... Я видел недавно, как истязают солдат шпицрутенами... Невыносимое зрелище! А положение несчастных крестьян, остающихся собственностью закоснелых в невежестве и жестокосердии помещиков? Мир весь восхищен героизмом русского народа, освободившего свое отечество и всю Европу от тирании Бонапарта, а какую награду героям уготовил их повелитель император Александр?

- А ты царского манифеста не читал?- иронизирует Матвей Муравьев-Апостол и на церковный манер возглашает: - Верный наш народ да получит мзду свою от бога!

- Вот, только разве это, - усмехается Якушкин. - Мзда от бога! Ничего, кроме лживых обещаний и красивых жестов! В Европе наш царь держится чуть ли не либералом, а в России - жестокий и бессмысленный деспот!

- Чего стоит подписанный недавно государем указ о создании военных поселений! - напоминает Петр Калошин. - Аракчеев все глубже запускает когти в тело народа...

Ничего нового как будто сказано не было, артельщики не раз высказывались за необходимость уничтожения крепостного права, но та сила убежденности, страстность, с которой говорил Александр Муравьев, артельщиков всегда увлекала, и, как обычно, последние его слова утонули в гуле возбужденных голосов:

- Дольше терпеть крепостное иго немыслимо!

- Стыд вечный нам и презрение потомства, если не сделаем для освобождения всего, что в наших силах!

- Самодержавие на крепостничестве держится, на царя надеяться бесполезно!

Загорались жестокие споры, накалялись страсти.

Н. Задонский. Горы и звезды. М.. Воениздат, 1965, стр. 75-76, со-89.

предыдущая главасодержаниеследующая глава


Яндекс.МетрикаРейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:

http://xix-vek.ru/ "XIX-vek.ru: История России XIX века - письменные, статистические и графические источники"